Начало и истечениe срока исковой давности, согласно Российскому законодательству


Основополагающими положениями российского Гражданского кодекса об исковой давности являются:

Ст. 196 ГК (Общий срок исковой давности)

1. Общий срок исковой давности составляет три года со дня, определяемого в соответствии со статьей 200 настоящего Кодекса.

2. Срок исковой давности не может превышать десять лет со дня нарушения права, для защиты которого этот срок установлен, за исключением случаев, установленных Федеральным законом от 6 марта 2006 года N 35-ФЗ «О противодействии терроризму».

Ст. 200 ГК (Начало течения срока исковой давности)

1. Если законом не установлено иное, течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права и о том, кто является надлежащим ответчиком по иску о защите этого права.

2. По обязательствам с определенным сроком исполнения течение срока исковой давности начинается по окончании срока исполнения.

По обязательствам, срок исполнения которых не определен или определен моментом востребования, срок исковой давности начинает течь со дня предъявления кредитором требования об исполнении обязательства, а если должнику предоставляется срок для исполнения такого требования, исчисление срока исковой давности начинается по окончании срока, предоставляемого для исполнения такого требования. При этом срок исковой давности во всяком случае не может превышать десять лет со дня возникновения обязательства.

3. По регрессным обязательствам течение срока исковой давности начинается со дня исполнения основного обязательства.

Что касается срока исковой давности по требованиям о возмещении убытков, в связи с ответственностью директоров, то в п. 10 Постановлении Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 N 62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица» (далее – Постановление Пленума № 62), предусмотрено следующее:

В случаях, когда соответствующее требование о возмещении убытков предъявлено самим юридическим лицом, срок исковой давности исчисляется не с момента нарушения, а с момента, когда юридическое лицо, например, в лице нового директора, получило реальную возможность узнать о нарушении, либо когда о нарушении узнал или должен был узнать контролирующий участник, имевший возможность прекратить полномочия директора, за исключением случая, когда он был аффилирован с указанным директором.

1. Последствия ведения уголовного расследования на продолжение срока исковой давности

В случае возбуждения уголовного расследования, в отношении директора, который нарушил свои обязательства, необходимо различать два момента: прекращено ли расследование по совершению преступления либо вынесен приговор по уголовному делу. В обоих случаях течение срока давности начинается с момента вступления в законную силу соответствующего распоряжения следственных органов или судов:

a) Если производство по уголовному делу прекращено, то началом течения срока исковой давности по гражданскому законодательству считается дата вынесения постановления о прекращении дела.

Согласно судебной практике высших судов России, течение срока исковой давности по гражданским делам о возмещении убытков, причиненных уголовным преступлением, начинается со дня вступления в законную силу постановления о прекращении уголовного преследования. Большинство высших судов исходит из презумпции невиновности, например, Апелляционный суд Тюменской области и Верховный суд Северной Осетии (Апелляционное определение Тюменского областного суда от 07.07.2014 по делу N 33-3413/2014; Апелляционное определение Верховного суда Республики Северная Осетия-Алания от 08.09.2022 по делу N 33-1903/2022):

«Учитывая презумпцию невиновности, установленную Конституцией Российской Федерации, а также положения статей 196, 200 Гражданского кодекса Российской Федерации, начало срока исковой давности о возмещении ущерба, причиненного преступлением, исчисляется с момента вступления в законную силу определения о прекращении уголовного дела в отношении (…) поскольку именно с указанной даты истцам стало или должно было стать известно об обстоятельствах, послуживших основанием для предъявления исковых требований к ответчику.»

К такому же выводу пришли и другие высшие судебные инстанции, например, Апелляционный суд Владимирской области, Апелляционный суд Саратовской области и Апелляционный суд Верховного суда Татарстана (Апелляционное определение Владимирского областного суда от 02.05.2017 по делу N 33-1207/2017; Апелляционное определение Саратовского областного суда от 25.04.2018 N 33-2810/2018; Апелляционное определение Верховного суда Республики Татарстан от 11.08.2016 по делу N 33-13300/2016), указав:

«Срок исковой давности по требованиям… о возмещении ущерба подлежит исчислению с … даты вынесения постановления о прекращении уголовного дела, поскольку именно с этой даты следует считать, что истцу стало известно о нарушении прав в результате виновных действий ответчика и возникло право требования возмещения причиненного ущерба. Это обусловлено тем, что до вынесения названного постановления вопрос о противоправности действий ответчика не был разрешен, в связи с чем вопрос о его деликтной ответственности за причиненный вред не мог быть решен до окончания производства по уголовному делу».

Конституционный суд РФ неоднократно решил, что ст. 200 ГК РФ сформулирована таким образом, что наделяет суд необходимыми полномочиями по определению момента начала течения срока исковой давности, исходя из фактических обстоятельств дела (Определения КС РФ от 20 октября 2011 г. N 1442-0-0, от 25.01.2012 N 183-0-0, от 16 февраля 2012 г. N 314-0-0 и др.).

Кроме того, в ходе расследования уголовного дела ст. 44 п. 2 УПК РФ предусматривает, что гражданский или арбитражный иск может быть предъявлен до вынесения приговора по уголовному делу. Предъявление гражданского иска в рамках уголовного производства в уголовном суде сопоставимо с соответствующим производством присоединения в Германии («Adhäsionsverfahren»).

б) Если вынесен приговор по уголовному делу, то момент вступления в законную силу приговора по уголовному делу считается началом течения срока исковой давности по гражданскому праву.

Совсем недавно Верховный суд РФ в своем решении от 01.11.2022 постановил, что если требование о возмещении ущерба вытекает из приговора по уголовному делу, то течение срока исковой давности в гражданском или арбитражном процессе начинается со дня вступления приговора по уголовному делу в законную силу (п. 8 Определения Верховного Суда РФ № 21-КГ22-6-К5 от 1 ноября 2022 г.). Ранее судебная практика исчисляла срок исковой давности в отношении гражданского права со дня вынесения приговора по уголовному делу (Постановление ВАС Российской Федерации от 27.03.2012 N ВАС-17802/11; Определение Верховного Суда Российской Федерации от 11.12.2013 N 19-АПУ13-36; Решение АС Московской области от 03.09.2007 N КГ-А40/8470-07).

По состоянию на 2014 год, в опубликованной на сегодняшний день литературе подтверждается, что не известны судебные решения, в которых деликтные иски о возмещении вреда, причиненного уголовным преступлением, были бы отклонены по причине пропуска срока исковой давности, если иск был предъявлен в течение трех лет после вступления приговора по уголовному делу в законную силу (Сергеев А.П., Терещенко Т.А. Особенности исчисления начала течения исковой давности, если вредоносные действия являются одновременно преступлением (журнал «Арбитражные споры» №4, 2014). В другой публикации указанные авторы отмечают, что в случае с уголовными преступлениями некоторые суды отклоняют возражения о сроках давности, в связи со злоупотреблением правом (журнал «Закон» № 8, август 2014).

2. Последствия неизвестности места жительства причинителя вреда для начала и продолжения течения срока исковой давности

С 2013 года условия о знании надлежащего ответчика для начала срока исковой давности кодифицировано в ст. 200 ГК РФ. Российская судебная практика применяет этот принцип последовательно (Например: Постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 14.09.2015 N 15АП-8651/2015 по делу N А32-35507/2014).

Такой вывод подтверждается также абз. 2 п. 3 «Обобщения судебной практики по вопросам, связанным с применением норм закона, регулирующих исковую давность» – подготовлен Нижегородским областным судом. В нем говорится: «В соответствии с п.п. 3 п. 2 ст. 131 ГПК РФ в исковом заявлении должно быть указано наименование ответчика, его место жительства или, если ответчиком является организация, ее место нахождения. Несоблюдение истцом требований, указанных в ст. ст. 13, 132 ГПК РФ, в том числе в случае отсутствия сведений об ответчике, является основанием для оставления заявления без движения (ст. 136 ГПК РФ). Таким образом, отсутствие у истца вышеуказанных сведений об ответчике препятствует предъявлению иска, в связи с чем срок исковой давности подлежит исчислению с того момента, когда истец узнал о нарушении своего права и личности нарушителя этого права».

Аналогичные нормы содержатся и в Торговом процессуальном кодексе Германии. Кроме того, Верховный суд Германии (BGH) также требует, чтобы для надлежащего предъявления иска было указано надлежаще место жительства стороны (BGH, Urteil vom 09.12.1987 – IVb ZR 4/87, BGHZ 102, 332, 335 f.). Это также относится к случаям, когда сторона представлена процессуальным представителем.

Ш. Гайстхардт
Адвокат